Владимир Лисин

Биография - Владимир Лисин
Владимир Лисин председатель
совета директоров ОАО «Новолипецкий
металлургический комбинат» (НЛМК),
самый богатый человек России.
По итогом 2011 г., Лисин занимает 14
место в списке самых богатых людей
планеты, уступая лишь таким
богатеям как Карлос Слим, Билл Гейтс,
Уоррен Баффет…, его состояние журнал
Форбс оценил в 24 млрд. долларов.

Краткая биография.

Владимир Лисин

родился 7 мая 1956 г.

в Иваново. Трудовую деятельность начал
в 1975 г. в качестве электрослесаря в «Южкузбассугле». В 1979 г. окончил
Сибирский металлургический институт по специальности «инженер-
металлург». В 1979-1985 гг. — сталевар, оператор установки непрерывной
разливки стали, начальник смены, участка, заместитель начальника цеха
ПО «Тулачермет». В 1984 г. закончил аспирантуру украинского НИИ
металлургии. В 1985-1989 гг. — работал в Казахстане заместителем
главного инженера Карагандинского металлургического комбината, одного
из 4 крупнейших комбинатов страны.

Сейчас Владимир Лисин — один из двух «настоящих» металлургов среди
отраслевых магнатов. Где были его нынешние коллеги  в конце 80-х
годов? Где угодно, только не в металлургии. Совладелец «Норильского
никеля» Владимир Потанин и глава Уральской горно-металлургической
компании Искандер Махмудов работали клерками в государственных
внешнеторговых организациях. Хозяин «Северстали» Алексей Мордашов и
создатель «Евразхолдинга» Александр Абрамов занимались научной
работой. Владелец «Русского алюминия» Олег Дерипаска еще только
учился в МГУ-на физика.

Главный же акционер Нововолипецкого металлургического комбината в
1989 году уже был заместителем гендиректора на Карагандинском
металлургическом комбинате, куда пришел молодым специалистом. Кроме
Лисина, только один магнат в отрасли всю предыдущую жизнь работал по
специальности — совладелец «Магнитки» Виктор Рашников. Может быть,
поэтому Рашников и Лисин легко находят общий язык в бизнесе. Правда
история показывает, что хозяин НЛМК рано или поздно расстается со
всеми партнерами. У него бывают только временные союзники.

Первым из них — даже не партнером, а покровителем в бизнесе — в конце
80-х годов стал Олег Сосковец. К началу эпохи частного капитала
Сосковец был директором Карагандинского комбината. Под его
руководством Лисин приобрел первый свой коммерческий опыт, о чем до
сих пор вспоминает с большим удовольствием. Карагандинский комбинат
вместе со швейцарскими партнерами создал дочернюю компанию «ТСК-
Стил», гендиректором которой стал Лисин. Фирма воспользовалась
лазейкой в законодательстве: экспортировать металлы имели право только
государственные посредники, но некондиционный металл (содержащий
дефекты) разрешалось вывозить свободно. За рубежом такую продукцию
покупали с большой скидкой, но свои $20-25 млн. оборота в год компания
«ТСК-Стил» имела.

В 1991 году Сосковец стал министром металлургии — последним в СССР, а
в 1992-м вошел в правительство России. Вслед за ним Лисин перебрался
в Москву, где познакомился с американским бизнесменом советского
происхождения, бывшим заведующим центральным гастрономом Одессы
Сэмом (Семеном) Кислиным.

Компания Кислина Trans Commodities поставляла на металлургические
заводы сырье — частью российское, частью импортное. В какой-то момент
его бизнес забуксовал — сразу несколько заводов, словно сговорившись,
заявили Кислину, что не могут расплатиться с ним ни деньгами, ни
металлом. Кислин рисковал потерять вложенные в дело $30 млн. Тут-то
рядом с американцем и оказался Владимир Лисин, который пообещал
решить проблему.

Закончилось все тем, что Лисин вытащил деньги, правда история
умалчивает о том, как именно ему удалось это сделать, наверняка просто
использовал свои знакомства.

После первого удачного опыта Кислин и Лисин закрутили совместный
бизнес. Они первыми поставили на широкую ногу практику толлинга — в
обмен на сырье получали у заводов готовую продукцию (в основном
черные металлы) и продавали ее на экспорт. Таможенные пошлины при
этой схеме не уплачивались. «Я контролировал один, вместе с моим
секретарем, 50% экспорта российского чугуна, кроме государственных
внешнеторговых объединений у меня конкурентов не было»,- вспоминает
Лисин. Обороты бизнеса измерялись уже сотнями миллионов долларов.

Несмотря на успешную работу, Лисин оставался лишь наемным
работником в Trans Commodities. Статус партнера, кроме самого Кислина,
имел только один человек — выходец из Ташкента предприниматель
Михаил Черной. А другим «простым» наемным сотрудником компании был
Искандер Махмудов, нынешний хозяин Уральской горно-металлургической
компании, крупного производителя меди.

Стремительный взлет Trans Commodities выглядит неправдоподобно
легким. Лисин объясняет это тем, что Кислин был первым человеком,
который принес в отрасль большие деньги. «Мы конкретно платили, —
объясняет Лисин, имея в виду, что отгрузка товара оплачивалась
«живыми» деньгами. — В то время никого больше не интересовала
металлургия, полная задница была».

Но уже в конце того же 1992 года Лисин и его российские коллеги нашли
более увесистый денежный мешок. Их новым иностранным инвестором
стал британский торговец цветными металлами Дэвид Рубен. Его привел в
Россию младший брат Михаила Черного Лев. Два брата, а также Рубен
создали группу Trans World Group (TWG), в сферу интересов которой
вошли уже не только черные, но и цветные металлы. Лисин с Махмудовым
стали сотрудниками группы. А Сэма Кислина братья каким-то образом
уговорили отойти от бизнеса — он уехал в США.

Позже к этой группе присоединился и начинающий биржевик Олег
Дерипаска. Он сумел убедить Черных, что сможет организовать скупку
контрольного пакета акций Саянского алюминиевого завода, и получил
деньги на эту операцию. (Теперь Дерипаска с его компанией «Русский
алюминий» владеет дюжиной алюминиевых и глиноземных заводов). Так у
Лисина появились новые временные союзники.

Цвет металлургии
Уже в 1993 году Владимир Лисин получил в TWG статус партнера. Вскоре
под контролем группы оказалось большинство крупнейших
металлургических заводов страны. TWG стала третьим по величине
поставщиком алюминия на мировой рынок — годовой объем продаж в 1993
году составлял, по разным оценкам, $4-5 млрд, причем группа в то время
еще не владела ни одним заводом. Схема толлинга позволяла
контролировать предприятия, не покупая акции. А главным защитником
толлинга в правительстве считался все тот же Олег Сосковец, уже
занявший кресло вице-премьера.

Лисин как представитель TWG входил в состав советов директоров пяти
заводов: трех алюминиевых и двух стальных — Магнитогорского и
Новолипецкого комбинатов. Юридически группа TWG не была оформлена
как единая компания. Это был типичный для того времени конгломерат
российских фирм и офшоров, формально не зависящих друг от друга.

В 1995 году по отрасли прокатилась волна заказных убийств. В апреле
было совершено покушение (неудавшееся) на коммерческого директора
Саянского алюминиевого завода Валерия Токарева — Лисин в это время
был там членом совета директоров. В том же году были убиты
руководители фирм, имевших интересы на алюминиевых заводах,- глава
банка «Югорский» Олег Кантор, его заместитель Вадим Яфясов и
управляющий российским бизнесом другого крупного экспортера
металлов, компании АЮС Феликс Львов. После этих убийств образ TWG в
бизнес-сообществе стал демоническим.

Однако за стремительным взлетом TWG последовало столь же
стремительное падение. Уже в 1996 году группа начала распадаться.
Произошло это через несколько месяцев после скандальной отставки
Олега Сосковца с правительственного поста. Самые влиятельные на тот
момент люди в коридорах федеральной власти — глава президентской
администрации Анатолий Чубайс и премьер Виктор Черномырдин
компанию TWG не жаловали. Позиции Черных в России стали шаткими, а
их непрозрачный бизнес — слишком уязвимым для силовых структур. А тут
еще братья разругались друг с другом и начали делить бизнес.

Владимир Лисин при разделе своего не упустил. Работая в TWG, он все
внимательнее приглядывался к одному из подконтрольных заводов —
НЛМК. Параллельно с братьями Черными он понемногу скупал акции.
Братья к моменту развала TWG накопили 34% ценных бумаг комбината,
Лисин — 13%.

Завод был убыточным, как и многие другие. Схема толлинга позволяла
зарабатывать миллиарды структурам, контролирующим экспорт, но не
очень помогала самим заводам. Братья Черные, сворачивая бизнес TWG,
решили обанкротить завод и продать кому-нибудь его активы. Владимиру
Лисину за его труды и 13% акций предлагали отступные.

Если бы Лисин согласился — он стал бы мультимиллионером, но никогда
уже не нажил бы миллиардов. Однако он пошел наперекор бывшим
партнерам и начал осуществлять собственный план. Он решил
перехватить контроль над НЛМК.

«Надо было на чем-то одном концентрироваться, а в Липецке у меня был
уже большой пакет», — так Лисин объяснил свой выбор в одном из
интервью. К тому же завод имел современное по российским меркам
оборудование.

Одним словом, все подводило его к тому, чтобы расстаться с партнерами.
Без сантиментов, зато с судебными тяжбами — «с юристами, адвокатами,
со всеми причиндалами», — как говорит сам Лисин. Чтобы победить в этой
борьбе, он вступил в очередной временный союз — с Владимиром
Потаниным.

Единоличный собственник

В середине 90-х

акции НЛМК

скупала не только TWG. В начале 1997 года

пакет в 25% акций принадлежал структурам американского финансиста
Джорджа Сороса. Еще 25% принадлежали двум гражданам Монако,
бизнесменам новозеландского происхождения братьям Ричарду и
Кристоферу Чандлерам. Удивительно, как много братьев работало в
металлургии в 90-е годы! У Дэвида Рубена тоже был брат-соратник.

Управляли этими 50% акций структуры Потанина и финансиста Бориса
Йордана. А заводом фактически управлял Лисин. Порвав с братьями
Черными, он перевел все финансовые потоки НЛМК на собственную
компанию Worslade Trading, зарегистрированную в Ирландии.

TWG ответила судебными исками, обвинив бывшего партнера в срыве
контрактов, а также в нецелевом использовании кредита в $65 млн. Эти
суды, впрочем, TWG проиграла.

После установления личного контроля над финансами Лисин решил, что
пора становиться крупнейшим акционером завода. По информации из его
ближайшего окружения, он обратился к Потанину с предложением о
сотрудничестве.

Владимир Потанин и его приближенные всегда отрицали факт
существования какой-либо договоренности. Лисин наличие
договоренности не подтверждает и не опровергает. По данным же
источника, близкого к Лисину, два бизнесмена сошлись в первой половине
1997 года на том, что Потанин не будет препятствовать выкупу Лисиным
50% акций НЛМК у иностранцев и по возможности помешает попыткам
братьев Черных обанкротить комбинат.

С Соросом и Чандлерами Лисин договорился через год. После покупки у
них ценных бумаг НЛМК пакет Лисина вырос до 63%. Сумма сделки не
оглашалась, аналитики оценили ее в $200 млн.

Следующие два года новый хозяин

НЛМК

, по его собственным словам,

«обсуждал с TWG варианты совместной работы». За это время комбинат
пережил провальный 1998 год и переломный 1999-й. После девальвации
рубля выросла рентабельность экспорта, на который шло 60% продукции
НЛМК, комбинат нарастил объем продаж и уровень производства, а
Владимир Лисин начал возвращать финансовые потоки из офшоров на
само предприятие. В результате впервые после приватизации НЛМК
получил прибыль — 9,5 млрд рублей при выручке 25,7 млрд рублей.

Очередной большой шаг Лисин планировал сделать в 2000 году.
Июньскому собранию акционеров была предложена программа
реструктуризации на $1,1 млрд. Деньги комбинату готовы были
предоставить компании самого Лисина в обмен на дополнительную
эмиссию акций. После их выпуска доля TWG сократилась бы вдвое.

Судя по тому, что вопрос о выпуске новых акций был включен в повестку
дня собрания акционеров, Лисин имел основания считать, что бывшие
коллеги из TWG не будут или не смогут возражать.

Но накануне собрания акционеров, перед самым закрытием реестра,
Лисина ждал неприятный сюрприз: 34% акций, принадлежавших TWG,
сменили владельца. Новым собственником стала компания Владимира
Потанина «Интеррос».

Впервые в карьере Владимира Лисина стратегический партнер сам
разорвал с ним отношения. Да еще и начал враждебные действия. На
собрании акционеров представители Потанина проголосовали против
выпуска новых акций. После этого «Интеррос» наносил удар за ударом. В
октябре 2000 г. НЛМК объявил о продаже за $119,3 млн. 100% акций
завода холодильников «Стинол» итальянской Merloni Elettrodomestici.
Адвокаты Потанина сразу же начали оспаривать (без успеха) эту сделку.
А чуть позже на комбинат нагрянули аудиторы Счетной палаты РФ и
насчитали ущерб на сумму более $160 млн, который НЛМК якобы нанес
государству. Впрочем, это было еще до Лисина — Счетная палата
обнаружила, что в уставном капитале компании не учтены средства,
которые государство вложило когда-то в строительство «Стинола», и к тому
же в состав имущества НЛМК были незаконно (по мнению Счетной
палаты) включены образовательные учреждения.

Действия государственных аудиторов не имели последствий, но все это
было похоже на попытку создать Лисину максимум проблем.

Владимир Потанин в то время чувствовал себя довольно уверенно. Он не
боялся вести войну на два фронта: кроме Новолипецкого комбината,
сражался за контроль над нефтяной компанией «Сиданко» против
Тюменской нефтяной компании (ТНК).

Лисин принял вызов и даже начал контратаку. Он предпочел не
переплачивать Потанину за акции НЛМК, а пустить деньги на скупку
ценных бумаг «Норильского никеля» — главного актива Потанина. Тогда 8%
акций «Норильского никеля», купленных Лисиным, стоили почти вдвое
дешевле, чем 34% НЛМК.

А в 2001 году Владимира Потанина словно подменили. Совладелец
«Интерроса» прекратил все корпоративные конфликты. Спорные акции
«Сиданко» он продал ТНК за $1,1 млрд. А акции НЛМК предложил Лисину
за ту же сумму, которую заплатил за них в 2000 году. (Аналитики
Объединенной финансовой группы оценили эту сделку примерно в $180
млн.) Свои акции «Норильского никеля» Лисин в 2003 году тоже продал —
на открытом рынке через швейцарский банк UBS.

Оба металлургических магната с тех пор интересуются только своими
заводами. И зарабатывают себе новую репутацию. Повышают
прозрачность бизнеса и эффективность управления.

Лисин в этом деле преуспел. Вложив около $30 млн. в реконструкцию
собственной ТЭЦ, которая обеспечивает почти половину потребностей
комбината в энергии, он снизил затраты на производство. Энергия теперь
обходится ему на 15% дешевле.

Год больших покупок
В 2004 году Лисин получил влиятельного партнера — Бориса Иванишвили.
В феврале этого года НЛМК купил Стойленский горно-обогатительный
комбинат (ГОК). За контрольный пакет акций ГОКа Лисин отдал его
бывшему владельцу, создателю банка «Российский кредит» Борису
Иванишвили 15,5% из своих 97% акций НЛМК. Однако позже по
неизвестной причине сделка была видоизменена. За Стойленский ГОК
Борис Иванишвили выручил $510 млн. Покупка Стойленского ГОКа на
многие годы обеспечила НЛМК собственной рудой — основным сырьём для
металлургического производства.

Наконец, в октябре Лисин купил пакет лицензий на разведку
газоконденсатных месторождений на шельфе Карского моря. В этом же
месяце у Кахи Бандукидзе была куплена «Северная нефтегазовая
компания», основным активом которой является 62% акций небольшой
самарской нефтедобывающей компании «Волганефть». В пресс-релизе
НЛМК заявлено, что целью этой сделки является создание новой
площадки для будущих инвестиций в области энергетики. Также
говорилось о том, что НЛМК считает инвестиционные проекты в
энергетическом секторе перспективными, отвечающими задачам
обеспечения энергоресурсами всего производственного комплекса группы
НЛМК.

IPO 2005 года
До августа 2005 г. у Лисина было 93,1% НЛМК. Но в конце лета он продал
3,24%-ный пакет фирме Costen Holding Ltd. Как следует из меморандума,
так хозяин НЛМК наградил своих менеджеров, ведь бенефициары офшора
— члены совета директоров НЛМК Владимир Скороходов и Олег Багрин,
гендиректор НЛМК Владимир Настич и его зам по экономике и финансам
Галина Аглямова, глава совета директоров Стойленского ГОКа Александр
Сапрыкин, руководитель Торгового дома НЛМК Александр Зарапин. Еще
0,1% акций НЛМК досталось Akractos Technologies Ltd, бенефициар
которой — член совета директоров НЛМК, партнер адвокатского бюро
«Резник, Гагарин, Абушахмин и партнеры» Игорь Федоров.

В декабре 2005 года Новолипецкий металлургический комбинат завершил
первичное размещение своих акций на Лондонской фондовой бирже. За
7% акций меткомбината было выручено 609 млн долларов.

По итогам IPO капитализация компании составила 8,7 млрд долларов. По
некоторым данным, акции для размещения предоставил один из офшоров
Владимира Лисина, основного владельца НЛМК. Последнему, согласно
инвестиционному меморандуму меткомбината, до публичного размещения
принадлежало 89,85% акций НЛМК.

Недвижимость
В июле 2005 года стало известно о крупнейшей сделке на рынке
московской недвижимости — продаже 38% акций ОАО «Сити». Стоимость
подписанного контракта — $130 млн. Продавцом выступила группа «Гута»,
покупателем — структуры, близкие к контролирующему НЛМК бизнесмену
Владимиру Лисину.

ОАО «Сити» — управляющая компания проекта правительства Москвы,
Московского международного делового центра (ММДЦ) «Москва-Сити». В
рамках проекта осуществляется грандиозное по своим масштабам
строительство на Краснопресненской набережной; предполагается, что
этот район станет крупнейшим деловым центром столицы России. Общий
объем инвестиций оценивается в 11-12 млрд. долларов США.

И это не первый случай, когда Лисин демонстрирует интерес к московской
недвижимости. В октябре 2000 г. он приобрел контроль над московским
заводом «Рубин» и ДК им. Горбунова с прилегающей к нему территорией,
так называемой «горбушкой», Около 60% акций ОАО «МТЗ Рубин»
предприниматель выкупил за $10 млн. у Александра Милявского, который
собрал этот пакет в середине 90-х.

Свое телевизионное производство «Рубин» со временем продал, зато
сохраняет у себя в собственности ТЦ «Горбушкин двор».

Логистика
В июне Новолипецкий комбинат купил два морских порта, чтобы «защитить
свои экспортные каналы». 69,4% акций ОАО «Туапсинский морской
торговый порт» были куплены за 190 $млн у компании «Северстальтранс».
Кроме того, под контроль НЛМК перешли дочерние предприятия: ОАО
«Туапсинский судоремонтный завод», ОАО «Туапсегражданстрой» и другие
активы. Данная сделка позволиа обеспечить беспрепятственную
транспортировку продукции НЛМК в Азию и Африку, а также снизить
издержки, связанные с портовыми операциями.

Опять же в июне 2004 года структуры Владимира Лисина пришли порт
«Санкт-Петербург». Дружественная господину Лисину датская компания
Jysk Staalindustri Aps приобрела 50,01% акций ОАО «Морпорт СПб» у
офшорной компании Nasdor, по неофициальным данным, подконтрольной
депутату Госдумы Виталию Южилину и его партнеру Андрею Кобзарю.
Участники рынка оценивали сделку как минимум в $100 млн. А в ноябре
2005 года близкий к господину Лисину офшор Chupit Limited за $30 млн.
докупил на приватизационном аукционе у государства еще 49% акций
порта. Данная покупка гарантировала канал экспорта в Европу и Америку.

В июле 2006 года Новолипецкиий металлургический комбинат завершил
сделку по приобретению 30% доли в ООО «Независимая Транспортная
Компания» (ООО «НТК»). После завершения указанной сделки доля ОАО
«НЛМК» в уставном капитале ООО «НТК» составила 100%. Продавцом
пакета выступила ООО «Евроазиатская транспортная компания».

ООО «НТК» является ключевым логистическим активом НЛМК,
обеспечивающим своевременную поставку сырья для металлургического
производства и доставку готовой продукции потребителям, как на
территории России, так и за ее пределами. ООО «НТК» координирует
взаимодействие с ОАО «Российские Железные Дороги» и
администрациями портов в области экспортных поставок.

Последние приобретения и потери
Теперь, не теряя контроля над своим основным активом, г-н Лисин получл
на руки более $600 млн. Кроме того, инвестаналитики в 2005 году
указывали, что на банковских счетах компании на тот момент было еще
около $2 млрд., что в совокупности дало г-ну Лисину прекрасные
возможности профинансировать свои новые проекты.

Часть средств было вложено в начало строительства 5-ти новых
контейнерных терминалов в Санкт-Петербургском морском порту, о чём в
феврале 2005 года была утверждена инвестиционная программа до 2010
года с правительством «северной столицы».

В январе 2006 г.

ОАО «НЛМК»

осуществило продажу 11,96% пакета

акций Лебединского ГОКа структурам его основного акционера (Алишера
Усманова) за $400 млн.

В этом же месяце

ОАО «НЛМК»

приобрело 100% акций датского

производителя стали DanSteel A/S (Данстил) за $104 млн.

В феврале 2006 года Лисин приобрел по 90% акций двух крупных
угольных активов: «Прокопьевскуголь» и «Алтай-кокс», которые смогут
повысить мобильность и независимость компании НЛМК. За них он
заплатил порядка $800 млн. структурам, близким к Искандару Махмудову.
Ранее он приобрел лицензию на Жерновское угольное месторождение в
Кузбассе, освоение которого полностью покроет все потребности НЛМК в
коксующемся угле (этот проект планируется завершить к 2009 году) .

В августе 2006 года НЛМК приобрёл новый актив — екатеринбургскую
компанию «ВИЗ-Сталь». За 100% акций уральского предприятия Лисин
заплатил $550 млн. международному концерну «Duferco».

В сентябре 2006 года ОАО «НЛМК» завершил продажу пакета в размере
92,04% обыкновенных акций ОАО «Комбинат КМАруда» компании ОАО
«Кокс» за $302,5 млн. ОАО «Кокс» входит в состав управляющей компании
«Промышленно-металлургический холдинг», которыая принадлежит
депутату Госдумы РФ Борису Зубицкому. Данная сделка была проведена
в рамках ранее объявленного плана внутренней реструктуризации
Компании, одним из ключевых аспектов которого является оптимизация
структуры активов. В настоящий момент стратегия компании
ориентирована на развитие ключевого железорудного актива ОАО «НЛМК»
— Стойленского ГОКа.

27 ноября 2006 года Новолипецкий металлургический комбинат и
швейцарская металлургическая компания Duferco объявили о партнерстве.
В этот день были подписаны документы о создании совместного
предприятия Steel Invest & Finance S.A., зарегистрированного в
Люксембурге. Каждая из сторон получила по 50% в этом СП. За свою
половину НЛМК заплатила $805 млн. из собственных средств, а Duferco
внесло в капитал СП производственные активы: сталелитейное
предприятие в Бельгии и пять сталепрокатных производств во Франции,
Бельгии, Италии и США. Новой структуре также стало принадлежать
дочернее предприятие Duferco Transformation Europe (DTE), руководящее
девятью сервисными металлоцентрами во Франции, Бельгии и Чехии.
Кроме того, стороны подписали соглашение о реализации программы
расширения и технического развития вошедших в СП предприятий общей
стоимостью $401 млн. Привлечением этих средств займется НЛМК, а
менеджмент будет осуществлять Duferco. Таким образом, НЛМК выходит
на потребительские рынки Европы и США, повышает производство
продуктов с высокой добавленной стоимостью. При этом аналитики
считают, что владельцу НЛМК Владимиру Лисину удалось получить
доступ к западным активам с некоторым дисконтом.

В декабре 2006 года подконтрольная Владимиру Лисину компания
Immenso Enterprises Limited выкупила принадлежавшие ранее НЛМК
миноритарные доли в ОАО «Липецкэнерго» (14,11%), ОАО «Липецкая
энергосбытовая компания» (14,11%), ОАО «Липецкие магистральные сети»
(14,11%), ОАО «Липецкоблгаз» (19,39%), ОАО «Территориальная
генерирующая компания №4″ (2,7%), а также контрольный пакет в ООО
«Липецкая городская энергетическая компания» (51%). Все пакеты акций
оценены в $78,56 млн. Скорее всего, затем эти акции будут перепроданы
стороннему инвестору. Ещё в феврале 2006 года совет директоров НЛМК
решил, что миноритарные доли в энергетических компаниях являются
непрофильным активам и не обеспечивают влияния на деятельность
Компании.

Одинокий стрелок

Теперь у

владельца НЛМК

есть время заняться более приятными

вещами. Еще в юности он пристрастился к стрельбе, а теперь фактически
содержит сборную страны, возглавляя Стрелковый союз России. Он даже
построил в Подмосковье — для себя и профессиональных спортсменов —
стрелковый комплекс «Лисья нора».

Другой личный проект бизнесмена, который он сам называет
«социальным», — выпуск ежедневной газеты «Газета». Она выходит с 2001
года, но до сих пор не приносит прибыли. Лисин говорит, что рад был
создать «независимое средство массовой информации» и ничего другого
ему от «Газеты» не нужно.

Так что теперь Владимир Лисин — тихий миллиардер, спонсирующий
спортсменов и вкладывающий 90% личных средств, как он сам говорит, «в
российскую экономику». Он женат, имеет троих детей. А как же 90-е? О
том времени можно не вспоминать. Владелец Новолипецкого
металлургического комбината даже не носит наручных часов.

По материалам: Википедия, ru.wikipedia.org

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников